Кинешемская Епархия Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

суббота, 15 ноября 2014 г.

О судьбе некоторых священников и сестер Макариев-Решемского монастыря после его ликвидации в 1927 году

После революционных событий 1917 года Макариев-Решемской обители пришлось привыкать к новым условиям жизни. Ее преобразовали в трудовую артель. Трудиться монахиням было привычно, вся жизнь монашеская проходит в трудах, и не малых. Выращивали овощи, стегали одеяла, но не забывали главного своего делания – молитвы, безропотного терпения всех жизненных невзгод, прощения обид, сохранения данных Богу монашеских обетов, словом, такого внутреннего устроения, которого и ждет Господь от преданных Ему людей. Они по-прежнему были добры и отзывчивы к селянам и в ответ чувствовали их поддержку. Матушка Досифея, предчувствуя, что не за горами закрытие обители, позаботилась о приобретении жилья для сестер, и когда в 1927 году монастырь закрыли, они не остались бездомными. Сама Матушка с частью сестер переехала в село Маврино под Кинешмой, где и окончился ее земной жизненный путь в начале 1935 года. Там же, в Маврино, ныне не существующем, она и погребена.

О судьбе некоторых священников монастыря и сельских приходских храмов, а также сестер Макариевской обители нам удалось узнать в этом году из следственных дел, с которыми, по истечении 75 лет, нам любезно позволили ознакомиться сотрудники УФСБ по Ивановской области. С нами вместе работал над документами костромской историк Зонтиков Николай Александрович. В общем-то, только благодаря его помощи мы и узнаем новые факты далекого прошлого нашего монастыря, за что очень ему признательны.

Итак, по порядку:

I.           Протоиерей Ширяев Михаил Павлович, 1868 года рождения. Служил в Макариев-Решемском монастыре с самого начала после его преобразования в женский, т. е. с августа 1901 года. В 1916 году был переведен в Кинешму благочинным. При советской власти являлся священником Благовещенского храма Кинешмы. Проживал по адресу: г. Кинешма, ул. Пленная Слобода, дом 26. Арестован 19.07.1928 г. Ему было предъявлено обвинение в том, что он не только поддерживал связь с так называемыми «иоаннитами», но и духовно окормлял их. Иоанниты – это поклонники и последователи святого праведного Иоанна Кронштадтского. Их общины обретались во многих городах России, в Кинешме – на приходе Благовещенской церкви. Организатором и руководителем кинешемской группы был Маликов Федор Федорович, уроженец Нижнего Новгорода. В свое время он проходил действительную военную службу в Кронштадте. Будучи болен экземой обратился за помощью к отцу Иоанну Кронштадтскому, который дал ему святого масла для излечения, и Маликов исцелился. В 1911 году он переехал в Кинешму, устроился сторожем в Благовещенский храм. Постепенно вокруг него собрались почитатели праведного Иоанна Кронштадтского и образовалась целая община. Все они были арестованы вместе отцом Михаилом Ширяевым и обвинялись в том, что «проводили среди окружающих антисоветскую агитацию, распространяли пораженческие слухи, пропагандировали среди населения сектантское учение Иоанна Кронштадтского». Согласно заключению по материалам уголовного дела от 08.10.1928 г. протоиерей Михаил Ширяев лишался права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Ростове-на-Дону, в означенных губерниях и округах Ивановской губернии с прикреплением к определенному месту жительства сроком на 3 года. Остальные приговорены к различным срокам лишения свободы и ссылкам. О дальнейшей судьбе отца Михаила Ширяева неизвестно. К делу приложена справка о реабилитации от 26.06.1997 г. Портрет отца Михаила Ширяева, равно как и портрет игумении Досифеи, мы можем видеть в фотомонтаже Макариев-Решемского монастыря, искусно сработанном для монастырского буклета.

II.      В августе 1927 года в советской печати была опубликована Декларация митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности к советской власти с предложением молитвенного поминовения правящей власти в церковном богослужении. В ответ на это в среде епископов и священства появились группы оппозиционеров, не принявших декларацию. Одной из таких оппозиционных групп была кинешемская, возглавляемая епископом Николаем (Голубевым), который прервал всякое духовное общение с митрополитом Сергием и призывал священников Кинешемского викариатства также отойти от митрополита Сергия и вступить в общение с церковью, управляемою митрополитами Петром (Полянским) и Иосифом (Петровых). С тех, кто присоединялся к нему, владыка брал особые подписки. В ночь на 09.09.1929 г. группировка, в которую входили, кроме Владыки Николая, епископ Варлаам (Ряшенцев), кинешемские и ярославские священники и миряне, была арестована. Среди арестованных находились священники, имеющие отношение к Макариево-Решемской обители:

Священник Иван Иванович Румянцев, 1889 года рождения. С 16.09.1912 г. служил в Макариев-Решемском женском монастыре дьяконом, возможно, до рукоположения в священники в 1923 году. В этом же году был арестован и отпущен через 3 недели. Следующий арест последовал 08.09.1929 г., когда Румянцев служил в церкви с. Воскресенское Кинешемского района. Обвинялся в общении с епископами Василием (Преображенским) и Николаем (Голубевым). Действительно, отец Иоанн Румянцев близко знал Владыку Василия Кинешемского. Он познакомился с ним во время посещения епископом Макариев-Решемского монастыря в 1919 году, неоднократно потом встречался с ним, ездил к нему в Кострому, когда он был там в ссылке. Что касается епископа Николая, то отец Иоанн дал подписку о присоединении к нему и предлагал сделать это знакомым священникам, в частности, священнику Решемского прихода Никольскому Димитрию Петровичу, священнику Сретенской общины г. Юрьевца Нарбекову Ивану Александровичу. Отец Иоанн Румянцев был осужден на 3 года лишения свободы с пребыванием в концлагере. Обвинительное заключение по делу таково: «Совместно с другими лицами, используя религиозные предрассудки масс верующих, вел организованную работу и агитацию, направленную к подрыву и ослаблению советской власти». После возвращения из заключения отец Иоанн служил в церкви с. Воздвиженское, там же и проживал с семьей. В очередной раз был арестован 19.02.1937 г. Обвинялся «в причастности к контрреволюционной группе, именуемой «Истинная Православная Церковь», основанной епископом Василием (Преображенским). Собирал сборища в своем доме, вел антисоветскую пропаганду. Вел среди рабочих фабрики им. Демьяна Бедного агитацию против коммунистов, распространял провокационные слухи о положении рабочего класса в СССР, поддерживал связь с ссыльным духовенством и оказывал им материальную помощь» и т. п. «Из работниц фабрики им. Демьяна Бедного организовал нелегальную церковно-монархическую группу последователей ссыльного епископа Василия» и т. д. Вместе с ним были арестованы кинешемский священник Разумов Константин Васильевич и несколько фабричных работниц. Осужден на 5 лет с пребыванием в исправительно-трудовом лагере. Из заключения не вернулся. О его судьбе в ссылке неизвестно. Справка о реабилитации Румянцева И.И. от 15.03.1991 г. выдана его дочери Смирновой А.И., проживавшей в г. Наволоки по ул. Чапаева, 46.

Священник Иван Александрович Нарбеков, 1891 года рождения. Данных о периоде служения в Макариев-Решемском монастыре пока не имеется. Можно предположить, что он служил в обители вместе с Румянцевым И.И., с тех пор они и были знакомы. В первой половине 20-х годов отец Иоанн еще в монастыре. Это подтверждает сохранившаяся фотография, на которой он запечатлен с игуменией Досифеей, епископом Филаретом, сестрами и диаконом Василием Белитским, о котором точно известно, что он начал свою монастырскую службу в 1923 году. Когда Нарбеков перешел в Сретенский храм Юрьевца (может быть, после закрытия монастыря?) и был ли судим до 1929 года неизвестно. Арестован 09.09.1929 г. в составе оппозиционной группировки во главе с епископом Николаем (Голубевым). И хотя не давал подписки о присоединении к Владыке Николаю, однако был осужден «за внедрение антисоветских идей в широкие слои верующих через письменную и устную агитацию и пропаганду» на 3 года ссылки в Северный край. О дальнейшей его судьбе мы не знаем. По некоторым сведениям, он был расстрелян. К сожалению, в УФСБ по Ивановской области иных документов по священнику И.А.Нарбекову не имеется.

Иеромонах Алексий (Голубев Алексей Мефодьевич), 1889 года рождения. Проживал в Кривоезерском мужском монастыре до его закрытия. О знакомстве с ним упоминает на допросе священник Румянцев И.И., говоря, что тот часто приезжал в Макариев-Решемский монастырь. Арестован 09.09.1929 г. в составе оппозиционной группировки епископа Николая (Голубева). На момент ареста проживал и служил в с. Маврино. Осужден на 3 года лишения свободы с пребыванием в концлагере. После возвращения из заключения служит в церкви с. Соболево Юрьевецкого района. Духовно окормляет сестер Макариев-Решемского монастыря, часто посещает их общинки в Маврино, в Мячевой Пустыни (возможно, и в других местах). Очередной арест последовал 04.10.1937 г. Вместе с ним арестованы сестры, проживавшие в Мячевой Пустыни, а также иеродиакон церкви с. Соболево Юрьевецкого района Циганков Степан Федорович (по всей вероятности, также бывший монах Кривоезерской обители) и церковный сторож с. Соболево Юрьевецкого района Мочалов Семен Иванович. Обвинение, предъявленное иеромонаху Алексию: «Руководил антисоветски настроенной группой церковников, в Соболевской и Кокуевской церковных сторожках организовывал контрреволюционные сборища, вел антисовесткую пораженческую агитацию и распускал провокационные слухи контрреволюционного содержания». По постановлению судебного заседания Тройки УНКВД Ивановской области от 11.10.1937 г. иеромонах Алексий (Голубев), иеродиакон Степан (Циганков) и церковный сторож Мочалов Семен Иванович приговорены к высшей мере наказания.

Личность иеромонаха Алексия (Голубева) очень интересна. Известно, что он неоднократно посещал Макариев-Решемский женский монастырь до его закрытия. Возможно, он уже в то время был духовником сестер. Был лично знаком и дружествен с Владыкой Василием Кинешемским, и они не раз встречались в Решме при посещении Владыкой монастыря. Был он знаком и с блаженным ВикторомРаевским, жившим при монастыре (о нем подробно в книге игумена Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия») и виделся с ним в Мячевой Пустыни у сестер после закрытия монастыря. Еще один интересный факт, касающийся иеромонаха Алексия (Голубева). Этим летом (2013 г.) к нам в гости в монастырь приезжали прихожане храма г. Родники, где хранятся мощи преподобной Анимаисы Острецовской. Они передали нам старую тетрадочку с пожелтевшими листами, исписанную старинным почерком духовными стихами и песнями. Тетрадка когда-то принадлежала одной из старых прихожанок храма, уже почившей. Прочитав ее, мы сделали вывод, что прихожанка эта была, по-видимому, близко знакома с сестрами монастыря. Возможно, в тех краях поселилась и жила не одна монахиня Анимаиса – сейчас уже известно, что география расселения сестер после закрытия обители была довольно широка, и они не селились по одной. Среди написанного была обнаружена так называемая «Песнь изгнанных сестер Решемского монастыря». Но самая интересная находка – это старательно переписанная записка-послание с таинственной подписью «известный вам И.А.Й.Г.» Мы расшифровали ее таким образом: «известный вам Иеромонах АлексиЙ Голубев» – и почти уверены, что правы. Вероятно, сестры переписывали и передавали друг другу завет пастыря. История жизни этого человека стала нам так близка, а память о нем настолько дорога, что, кажется, он и до сих пор связан незримо с монастырем и духовно его окормляет.

III.            Диакон Василий Николаевич Белитский, 1904 года рождения. В первый раз был арестован 15.02.1930 г. в составе большой группы, включающей священника прихода села Решма Никольского Димитрия Петровича (о котором речь впереди) и жителей сел Решма, Нагорное, деревень Суворова, Сергеевка, Якушево, Будилова. На время ареста был диаконом в церкви села Решма.  Из его показаний на допросе: «Я с 19 лет служил в монастыре в Решме диаконом с 1923 года. Меня очень любила игумения мать Досифея, с которой я до сих пор знаком». Ему было предъявлено обвинение в том, что он с помощью монахинь проводил антисоветскую агитацию, направленную на срыв мероприятий советской власти по коллективизации и самообложению. Однако решением тройки при ОГПУ по ИПО от 25.04.1930 г. был из-под стражи освобожден. В скором времени, 08.01.1931 г., опять арестовывается в составе группы жителей сел Решма, Нагорное, Пеньки и деревень Косихино, Заглядки, Порзднево, Малаховка, Кондраково, Галашино, Вахнева, Будилова. Обвинялся как руководитель торгашеско-кулацкой группировки, члены которой «вели среди крестьян антисоветскую агитацию против сельхоззаготовок, займа, самообложения, организации МТС, используя для этого собрания, отдельные группы людей и одиночек крестьян». В соответствии с решением судебного заседания тройки при П. П. ОГПУ по ИПО приговорен к лишению свободы на 3 года с высылкой в Северный край. К делу приложена справка о реабилитации Белитского Василия Николаевича от 19.05.1992 г. О дальнейшей его судьбе неизвестно.

IV.              Священник Димитрий Петрович Никольский, 1895 года рождения. С 1930 года служил в церкви с. Решма. 08.02.1930 г. был арестован в составе большой группы (24 чел.) жителей сел Решма, Нагорное, деревень Суворова, Сергеевка, Якушево, Будилова. В обвинительном заключении говорится, что «в пределах Нагорновского, Мухортовского с/с и округа села Решма – Нагорное представляют почти незатронутые революцией пункты. Исключительно торговые села до чрезвычайности засорены бывшими торговцами, баржевладельцами и кулаками, которых в населении обоих пунктов насчитывается до 40 %». Никольскому было предъявлено обвинение в организации и руководстве торгашеско-кулацкой группировкой, которая вела систематическую антисоветскую агитацию на базаре с. Решма, где еженедельно собиралось около 1500 крестьянских подвод, в сельских чайных, на собраниях крестьян и т. д., в результате чего в районе Решма-Нагорное нет ни одного колхоза, не выполняются планы самообложения, хлебозаготовок, образовалась громадная недоимка налогов. По приговору тройки ОГПУ (протокол судебного заседания от 15.02.1930 г.) священник Никольский Димитрий Петрович и четверо жителей с. Решма были осуждены на 8 лет лишения свободы с содержанием в концлагере, остальные получили 5 лет лишения свободы.  Однако в 1933 году он возвратился из ссылки, о чем мы узнаем из архивного дела 1937 года, и продолжает служить в церкви с. Решма. Причина столь скорого освобождения не указана. 02.10.1937 г. вновь был арестован. По делу с ним проходили: его отец Никольский Петр Алексеевич, дьячок Решемской церкви; Курганов Павел Александрович, священник церкви с. Никола-Эз; Круглова Мария Васильевна, бывшая торговка, содержательница чайной в с. Решма, активная церковница; Корыгина Анна Константиновна, бывшая насельница Макариев-Решемского монастыря, активная церковница; Куляшева Ульяна Герасимовна, бывшая насельница Макариев-Решемского монастыря, активная церковница. Священника Никольского в очередной раз обвинили в организации и руководстве контрреволюционной церковной группой, «которая проводила систематическую контрреволюционную агитацию среди колхозников». В частности, в характеристиках, выданных председателем Решемского сельсовета на обвиняемых Круглову и Корыгину, говорится: «Круглова ведет антисоветскую систематическую агитацию, распространяет провокационные слухи о голоде и нищете в СССР. Имеет связь с попами, у себя в доме собирает контрреволюционные нелегальные сборища. Имеет связь с попом Никольским и Колобовым, а также с монахинями Решемского монастыря Куляшевой и Корыгиной. Антисоветски настроенная. Корыгина – активная церковница тихоновской ориентации, имеет связь с попом Никольским, Кургановым, монахиней Куляшевой. У себя в доме устраивает нелегальные котрреволюционные сборища. Среди населения ведет систематическую контрреволюционную агитацию». По постановлению тройки УНКВД по Ивановской области от 08.10.1937 г. священник Димитрий Петрович Никольский, его отец Петр Алексеевич Никольский, Круглова Мария Васильевна, Корыгина Анна Константиновна приговорены к высшей мере наказания. Куляшева Ульяна Герасимовна осуждена на 10 лет отбывания наказания в исправительно-трудовом лагере. Она вернулась в Решму в 1948 году, где ей позволили проживать, установив за ней агентурное наблюдение. Куляшева Ульяна скончалась в с. Решма, дожив до преклонного возраста. Погребена на сельском кладбище. В 1958 году после неоднократных проверок постановление тройки УНКВД от 08.10.1937 г. отменили за недостаточностью улик и дело прекратили. О Кругловой Марии Васильевне и Корыгиной Анне Константиновне упоминается в известной книге игумена Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия». Обе они были близки с блаженным Виктором Раевским. В настоящее время в селе никто не помнит о Кругловой М.В.и Корыгиной А.К., хотя они были уроженками с. Решма, равно как и Куляшева У.Г. Не осталось здесь ни Кругловых, ни Корыгиных, ни Куляшевых, ни многих других старинных фамилий прежней слободы Решма и села Нагорное. Их можно найти только в архивных записях или на старых могилах сельского кладбища.

Попутно надо сказать еще об одной сестре монастыря Румановой Прасковье Евгеньевне, 1886 года рождения. Она проживала в с. Решма после закрытия монастыря. Была арестована 17.10.1930 г. и осуждена постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 14.12.1930 г. к 3 годам высылки в Казахстан. Дело ее направлено в прокуратуру Ивановской области для решения вопроса о реабилитации, поэтому нам его не предоставили. Однако нам известно из рассказа жительницы с. Решма Сидневой Евдокии Александровны, что после ссылки Руманова возвратилась в Решму и проживала в избушечке с сестрой монастыря Машей (фамилии ее она не помнит), которая пасла коз. Прасковья Ивановна рассказывала Сидневой Е.А., что ей в ссылке повезло: она попала в прислуги к начальству, нянчила детей, была в тепле и сытости. В 1948 году к ним присоединилась возвратившаяся из ссылки Куляшева У.Г. В Решме была еще одна избушка, где жили сестры Физа (Житкова Анфиса Никифоровна) и Саша (фамилия не установлена). Саша занималась традиционным монашеским занятием в то время – стегала одеяла. Вполне возможно, что в Решме жили и другие сестры, но Сиднева Евдокия Александровна приехала в село уже в 70-х годах и застала в живых только Пашу, Сашу, Машу, Физу и Ульяшу (так называет их Евдокия Александровна). Были они уже в очень преклонном возрасте, и Евдокия Александровна взяла на себя труд ухаживать за ними. Погребены они на сельском кладбище, но мы нашли пока только могилы Румановой Прасковьи Евгеньевны и Житковой Анфисы Никифоровны.

V.          Кучина Прасковья Константиновна, 1893 года рождения. Проживала в Макарьев-Решемском женском монастыре с 1914 по 1924 годы, несла послушания на кухне и на скотном дворе. Буянова Анна Алексеевна, 1895 года рождения, монахиня Макариев-Решемского монастыря. Обе сестры жили с 1926 года в с. Покров-Масленниково Сокольского района в доме при сельской церкви. Впервые были арестованы в 1933 году, но за прекращением дела освобождены. Следующий арест последовал 05.06.1936 г. Обвинялись в причастии к контрреволюционной церковной группе, проведении контрреволюционной деятельности среди населения, организации нелегальных антисоветских сборищ, антиколхозной и пораженческой агитации, проведении чтений контрреволюционных рукописей с призывом к борьбе против советской власти. Осуждены на 3 года лишения свободы Постановлением особого совещания при НКВД СССР от 21.08.1936 г. К делу приложена справка о реабилитации, выданная прокуратурой Ивановской области 24.09.1996 г. О дальнейшей судьбе сестер неизвестно.

VI.             Семенова Анна Ивановна, 1886 года рождения. Бывшая монахиня Макариев-Решемского монастыря, в котором она жила продолжительное время вплоть до его ликвидации. Ремизова Анастасия Георгиевна, 1881 года, также монахиня Макариев-Решемской обители. Арестовывалась в 1929 году (подробностей этого ареста в деле нет). Сестры жили в с. Мячева Пустынь Юрьевецкого района. 04.10.1937 г. их арестовали вместе с иеромонахом Алексием (Голубевым), являвшимся их духовным руководителем и часто посещавшим их. Сестры обвинялись в контрреволюционной деятельности в составе антисоветски настроенной группы церковников, о чем уже говорилось выше. Как уже было сказано, проходящие по этому делу иеромонах Алексий (Голубев), иеродиакон Степан (Циганков) и церковный сторож Мочалов Семен Иванович были приговорены к высшей мере наказания. Сестер же ожидало десятилетнее заключение в исправительных лагерях. О дальнейшей их судьбе неизвестно.

VII.                   04.08.1935 г. была арестована группа сестер Макариев-Решемского монастыря. В обвинительном заключении УНКВД по ИПО читаем: «По сведениям, имевшимся в распоряжении Кинешемского РО НКВД, группа монахинь бывшего Решемского монастыря, расселившихся после его ликвидации в рабочих поселках г. Кинешмы, создали нелегальный «монастырь» под названием «Сестры Макарьевской обители», и прикрывшись им как церковной организацией, проводили антисоветскую деятельность среди рабочих и колхозников ближайших селений… На основании этих материалов активные участники группы в числе 7 человек были арестованы и привлечены к ответственности по ст. 58 п. 10 и 11 УК РСФСР… Проведенным следствием установлено: ликвидированная контрреволюционная группа монашек, т. н. «Сестры Макарьевской обители», создана игуменией бывшего Решемского монастыря «ДОСИФЕЕЙ» (так в оригинале) (умершей в начале 1935 года). После смерти Досифеи группу возглавила и осуществляла руководство казначея Зиновьева Матрона Гавриловна (монахиня Гавриила) того же монастыря.

Обвинялись:
1.        Драчкова Глафира Михайловна (монахиня Арсения), 1870 года рождения, проживавшая в Кинешме по ул. 8 Марта, д. 32. «Являлась руководителем контрреволюционной группы, принимала участие в нелегальных сборищах, вела агитацию против мероприятий советской власти, поддерживала связи с контрреволюционной ссылкой и оказывала материальную помощь последней».
2.     Хавроничева Евлампия Полиевктовна (монахиня Евдокия), 1884 года рождения, проживавшая в Кинешме по ул. 8 Марта, д. 32. Работала уборщицей в больнице.
3.          Сибакина Анна Александровна (монахиня Алексия), 1882 года рождения, проживавшая в Кинешме по ул. 8 Марта, д. 12. Работала уборщицей в медтехникуме.
4.            Серова Евдокия Ивановна, 1884 года рождения, проживавшая в Кинешме по ул. Коммунальный пер., д. 3. Работала уборщицей в медтехникуме.
5.                   Жукова Клавдия Дмитриевна, 1898 года рождения, проживавшая в Кинешме по ул.1-я Нагорная, д. 15. Работала оспопрививательницей при горздравотделе.
6.               Иванова Юлия Андреевна, 1898 года рождения, проживавшая в Кинешме по ул. Коммунальный пер., д. 3. Работала уборщицей в аптеке здравотдела.
7.                  Шуракова Мария Алексеевна, 1893 года рождения, проживавшая в с. Маврино в церковной сторожке.

Сестрам предъявлялось обвинение: «Проводили агитацию против колхозного строительства, карточной системы на хлеб, распускали всякого рода провокационные слухи о скором падении советской власти, сопровождая это одобрением убийства тов. Кирова и сочувствием расстрелянным террористам. Распространяли церковно-монархическую литературу и стихи антисоветского содержания».

Да, действительно, хотя Макарьев-Решемский монастырь в селе Решма закрыли в 1927 году, но он продолжал существовать в новых условиях. Монастырь – это прежде всего семья, состоящая из единомышленников, раз и навсегда выбравших путь жизни в Боге, отрекшихся для этого от мира и готовых претерпевать совместно все скорби до конца. Матушка Досифея с частью сестер поселилась в Маврино, остальные поблизости, в заранее приобретенных домах. Сестры продолжали быть в послушании у своей игумении, периодически посещали ее для совместных богослужений и духовных бесед, для взаимной поддержки в непростых условиях жизни. Когда Матушка умерла, руководство сестрами закономерно перешло к монахине Гаврииле, долгие годы являвшейся ближайшей помощницей и сподвижницей игумении Досифеи. Духовным отцом монахинь был ранее упомянутый иеромонах Алексий (Голубев) из Кривоезерского монастыря. (Этот монастырь был расположен напротив г. Юрьевца на противоположном берегу Волги. Закрыт вскоре после революции и затоплен водами Горьковского водохранилища). В свидетельских показаниях одной из арестованных сестер Шураковой Марии Алексеевны, жившей в Маврино в церковной сторожке, читаем: «Сестры никакой агитацией не занимались. Они вели духовные беседы с приходящими, старались укреплять в них веру, жертвовали чем могли на церковь. Монахиня Михаила (Загоскина Серафима Кузьминична) отдала 45 монастырских книг на сохранение, передано также 10 риз и 3 стихаря, которые принадлежали иеромонаху Алексию. Сестры считают его своим духовным отцом. И я, следуя его наставлениям, твердо решила свою жизнь посвятить исключительно служению Богу, а поэтому сторожку, в которой проживаю, я считаю странноприимным домом и устраиваю на ночлег всех лиц, пришедших на моление в с. Маврино, а также готовлю для них чай. В результате создания уюта, бесед монахинь и частого посещения села Маврино отцом Алексием и образовалось паломничество отдельных работников и колхозников в Маврино». Все 7 сестер были осуждены на 3 года лишения свободы с ссылкой в Архангельскую область. В деле присутствует заключение прокурора Ивановской области от 11.06.1992 г. о их реабилитации. О дальнейшей их судьбе неизвестно.

Кроме названных, в деле фигурируют имена еще нескольких сестер, не подвергшихся аресту: Мигунова Надежда Константиновна, Драчкова Мария Михайловна – сестра осужденной монахини Арсении (Драчковой Глафиры Михайловны), Борисова Елизавета, Загоскина Серафима Кузьминична (монахиня Михаила), Гурдюмова Марина, Чижева, Астафьева, Парфенова.

О Шураковой Марии помнит Лидия Павловна Смирнова, проживающая в Кинешме. Она родилась и долгое время проживала в д. Малая Мишутиха неподалеку от Маврино. Лидия Павловна поведала, что в сторожке при храме с. Маврино проживала монахиня Платонида и ее келейница Маша (действительно, в показаниях Шураковой мы нашли упоминание, что она проживает вместе с Шалкиной Платонидой). Семья была набожной, мама частенько посылала Лидию Павловну или ее старшего брата Бориса с продуктами в Маврино, к матушке Платониде. По ее воспоминаниям, монахиня Платонида была очень строгой, а ее келейница Маша простой и доброй. Матушка Платонида умерла в с. Маврино и погребена там же. Шуракову Марию брат Лидии Павловны Борис, которому сейчас уже 92 года, как-то встретил в Кинешме у 25-го магазина. Было это приблизительно в 60-х годах прошлого века. Она ему сказала, что живет у кого-то в Кинешме.

VIII.      Следующее дело: Черноберевская Анна Яковлевна, 1898 года рождения. В Макариев-Решемском монастыре жила с детства. Родители умерли, когда ей было 7 лет, двоюродные сестры-монахини взяли ее на воспитание в монастырь, в котором она находилась до его закрытия. С 1927 года проживала в г. Юрьевце вместе с Давыдовой Натальей Ивановной, Кряжевой Елизаветой Макаровной, Крепышевой Александрой Павловной –также бывшими насельницами Решемской обители. В 1938 году они были арестованы и обвинялись в антисоветской деятельности в составе группы церковников. Осуждены на 5 лет ссылки в Архангельскую область и Коми АССР.

После ссылки Черноберевская Анна Яковлевна вернулась в Кинешму и жила у своей двоюродной сестры Драчковой Марии Михайловны по ул. 8 Марта, д. 3. 26.05.1949 г. вторично арестована. Ей совершенно бездоказательно вменялась в вину связь в прошлом с участниками антисоветской группы церковников, и постановлением Особого Совещаний при Министре ГБ СССР от 13.07.1949 г. ее отправили в ссылку на поселение в Красноярский край.

Давыдова Наталья Ивановна после ссылки уехала в г. Владимир к своим родным. Работала поваром. Арестована 02.04.1951 г. за свою причастность в прошлом к антисоветской группировке. Постановлением Особого Совещания при Министре ГБ СССР, как социально опасный элемент, осуждена на 5 лет ссылки в Карагандинскую область. Неизвестно, вернулась ли она оттуда, так как по данным дела в 1958 году ни ее, ни Крепышевой Александры Павловны в живых уже не было. 29.12.1958 г.  Президиум Ивановского областного суда постановил отменить прежние постановления об осуждении сестер и дела прекратить за отсутствием состава преступления. Справка об этом постановлении выдана 14 января 1959 г. Черноберевской Анне Яковлевне, проживавшей в то время в Кинешме по ул. 8 Марта, д. 30.

IX.             Монахиня Анимаиса (Мария Михайловна Смертина) родилась 15 июля (2 июля по старому стилю) 1875 года в деревне, именуемой "Починок Михаила Петровича" (ныне деревня Кокоулинцы Октябрьского района Костромской области). О детстве и юности угодницы Божией почти ничего неизвестно. В 1900 году Мария Смертина поступила в Макарьев-Решемский монастырь. Приняв монашеский постриг с именем Анимаиса, насельница жила в трудах и усердных молитвах до закрытия обители в 1927 году. Ведомая гласом Божиим, монахиня Анимаиса пришла в город Родники, и, получив благословение у настоятеля Ильинской церкви протоиерея Петра Лебедева (новомученика), отправилась в село Острецово. Здесь она поселилась в сторожке при Свято-Троицкой церкви и несла послушание по уборке храма, пропитание добывала стеганием одеял и подшивкой валенок. Вела столь благочестивую жизнь, что люди из многих сел и деревень потянулись к ней за добрым советом, и всех она наставляла участливо и с любовью. Когда власти закрыли храм в селе Острецово для богослужений, матушка Анимаиса пришла к жительнице села Ольге Ивановне Цыплаковой со словами: "Возьми ключи от храма, и, даже если мне будет угрожать расстрел, не отдавай их никому, пока в церковь не придет православный священник". Скоро в сторожку нагрянули местные власти и потребовали открыть храм. Монахиня ответила, что у нее нет ключей. Произвели обыск, но ничего не нашли. Работники сельсовета были разгневаны, но взламывать дверь не решились, оставив подвижницу в покое. Кончина праведницы последовала 14 июня 1963 года. Зимой 1946 года в село приехал священник Иоанн Клевцовский. Церковь открыли, и взору священника предстало нетронутое убранство храма. Казалось, что люди покинули его недавно, а вовсе не 10 лет тому назад. Особенно празднично выглядела Иверская икона Божией матери, написанная на горе Афон. Перед этой иконой матушка Анимаиса молилась в прежние годы особенно усердно. Память о монахине-праведнице Анимаисе местные жители хранили с благоговением и любовью и даже молитвенно обращались к ней за помощью в скорбях и болезнях и получали просимое: больные исцелялись, в семьях прекращались раздоры, суды оправдывали узников, потерявшие близких получали утешение.

18 сентября 1997 года – день обретения святых мощей угодницы Божией монахини Анимаисы. Некоторое время она широко почиталась как местночтимая святая, а вскоре была прославлена в лике святых новомучеников и исповедников российских Русской Православной Церкви как преподобная Анимаиса Острецовская. Ее святые мощи хранятся ныне в Родниках.

Такова далеко не полная картина судеб дорогих нашей памяти отцев и сестер богоспасаемой Макариев-Решемской обители. В настоящее время продолжается подготовка к изданию (предположительно, в 2015 году) многолетнего труда об истории слободы Решма и Макариев-Решемского монастыря, автором которого является костромской историк Николай Александрович Зонтиков.

Что касается других мучеников, в начале этого (2013) года мы получили возможность ознакомиться с некоторыми документами. В плане канонизации нас заинтересовало дело Кругловой Марии Васильевны, уроженки и жительницы села Решма, глубоко верующей и пострадавшей за веру. Она была расстреляна 8 октября 1937 года в г. Иваново. На допросах вела себя мужественно, ни на кого не донесла, виновной себя не признала, в отличие от других.

Также мы заинтересованы ближе ознакомиться с материалами дела по иеромонаху Алексию (Голубеву), так как о нем мы впервые узнали из документов, касающихся сестер. В настоящий момент готовится запрос в УФСБ по Ивановской области.

Доклад прочитан на краеведческой конференции в г. Кинешме в 2013 году настоятельницей Макариев-Решемского женского монастыря игуменией Феофанией (Губайдулиной).